На главную страничку сайта о семейном счастье =>>
 

Необходимые всем знания о любви, эротике, основании семьи, воспитании детей, душевной и интимной гармонии - о супружеском счастье!

Влюблённость, любовь, семейные конфликты, причины измен, первая брачная ночь, счастье в браке, интимная жизнь супругов, понимание эротики, половые расстройства, сексуальные отклонения, гамологический подход к любовным и семейным проблемам.
Самоучитель
Здесь вы найдёте ответы на вопросы: каким бывает счастье; любовь это или влюблённость; какие основные причины супружеской измены и половой слабости; кто кроме маньяков угрожает детям растлением; нужны ли публичные дома; как разрешить семейный конфликт; норма или дикость в традициях, касающихся интимной жизни; как и когда начинать половую жизнь и др.
Cтатьи
Часто Задаваемые Вопросы  по теме Любовь, Секс, Брак
Ч.З.вопросы
Мультимедийный вариант Самоучителя супружества с иллюстрациями, обучающими видеороликами и музыкальным сопровождением.CD-книга Научно-популярный фантастический рассказ 21-00 или всё, что вы хотели знать о семейном счастье, но не у кого было спросить
Н.П.Фантастика
 
Навигация:  
  --
:: В избранное!

Интересно

... Девять мифов о браке >>>

... Медики и случайные связи >>>


Мудрость

Всякий разумный родитель наказывает ребёнка не потому, что был совершён проступок, а для того, чтобы подобный не совершался впредь. /Сенека/


Анонсы статей
  Добавить анонс и статью можно по мэйлу zip43r#yandex/ru

.:: Биохимия любви для чайников

Многие читатели, возможно, отнесутся с неприязнью к словосочетанию «биохимия любви», что, в принципе, понятно, ведь возникает вполне определённая ассоциация – «…божий дар с яичницей». Закономерна и другая реакция на это словосочетание - «Нечего лапать высокое чувство!».Для людей же верующих в «божественное происхождение рода человеческого» такое словосочетание и вовсе покажется оскорбительным. Что же касается верующих в панспермию – космическое происхождение жизни на земле, то тут трудно предсказать однозначно их реакцию, ведь некоторые из них верят в инопланетное происхождение только людей, а другие – всего живого. И даже приверженцев эволюционной теории Дарвина такое словосочетание может «покоробить», ведь человек, ставший венцом эволюции, уже как бы оторвался от остального мира.

Поэтому в первую очередь стоит сделать оговорку - подчеркнуть, что в этом словосочетании речь идёт лишь о «животной» составляющей этого чувства, лежащего в основе чисто человеческой любви, недоступной «братьям нашим меньшим». Хотя и приходится признать, что веками воспевались переживания, вызванные именно природной любовью. Да и до сих пор возлюбленные не подозревают, что счастье их любви и эйфория – это всего лишь «подарок Природы», целью которого является банальное продолжение рода, а уже драмы на почве любви – несовпадение природной оптимальности пары с её социальной оптимальностью. Именно природная, «биохимическая» любовь за короткий промежуток времени делает пару совершенно чужих личностей, не только близкими, но и самыми дорогими и необходимыми друг другу «как воздух». Причиной же отрицательных переживаний возлюбленных становятся, в основном, чисто человеческие, социальные проблемы, «встающие на пути» возлюбленных.

Конечно, многими может быть «принято в штыки» утверждение, что природная любовь является всего лишь результатом синтеза в организме специфического химического соединения, стимулирующего скоростное сближение особей противоположного пола для продолжения рода. Разумеется, для этого нужно ещё и подавить личностный иммунитет и инстинктивную ксенофобию. Но прямых ссылок на конкретные открытия в области биохимии и физиологии, сделанные в исследовательских лабораториях разных стран, так как статья эта не по биохимии и психологии, а по гамологии. При желании о формулах и прочих технических подробностях можно будет узнать в публикациях соответствующих специалистов.

Гамология просто обобщила результаты исследований смежных наук, рассматривая их с позиций достижения семейного счастья – истинно человеческого понятия. И гамология не взывает к религиозной или общественной морали, не призывает к вере в свои истины, не давит на чувство долга и ответственности, а просто раскрывает причинно-следственные связи, помогая людям сделать осознанный свободный выбор, который возможен лишь при осознании смысла брака и собственной цели в жизни. А то, что исследователи, занимающиеся науками, на стыке с которыми развивается гамология, сами не сделали обобщающих выводов, объясняется лишь их узкой специализацией и отсутствием у них гамологических знаний, что, однако, не умаляет их профессионализма и вклада в Науку. Впрочем, имея распространённое у большинства современное мировоззрение в вопросах любви, семьи и счастья, они вряд ли и стремились к подобному обобщению.

Начать ознакомление с физиологической основой любви можно с того, что избирательность объекта притяжения происходит на генетическом уровне, то есть, грубо говоря, чем больше разница в генетических кодах обоих, тем сильнее взаимное притяжение, так как чем дальше по этому признаку родители, тем здоровее и приспосабливаемей будет их потомство (принцип гетерозиса). Правда, не всегда этот генетический «спусковой крючок» запускает биохимический механизм одновременно у обоих, то есть «проскакивает искра между обоими», - как образно говорят об этом влюблённые. Но если это произошло, тогда обязательно появляется ощущение безграничного счастья от чувства единения с любимым человеком – безоглядная эйфория любви.

Чувства, вспыхнувшие лишь у одного, доставляют ему двоякое чувство - «смесь» счастья и горя. Чтобы пережить это (безответную любовь) нужны время, расстояние и самоконтроль, чтобы любовь не превратилась в навязчивое, всё затмевающее желание - в шизофреническую «зацикленность». А так как степень самоконтроля индивидуальна и зависит от общего уровня развития человека - от воспитания, от стереотипов мышления и поведения, то и переживается это состояние по-разному. Причём, чем выше уровень, тем искусней человеку удаётся контролировать свои инстинкты без вреда для собственного психического здоровья, ну и - физического здоровья окружающих.

Кстати, нередко заставляет добиваться понравившегося человека любой ценой не столько природная любовь, сколько эгоизм собственника. Вернее, инстинкт продолжения рода, являющийся основой природной любви, а также сопутствующие ревность и природный дух соперничества заставляют мужчин добиваться партнёрши не столько из-за душевной близости, сколько из-за собственнического стремления обладать, а следовательно - отобрать у соперников. А это уже проявление инстинктивного боя за самку, распространённого у животных.

«Отпор» инстинктам, хотя и противоестественен, но в обществе вполне оправдан, ведь, к примеру, физиологически оптимальное сочетание двух особей гарантирует только физиологические перспективы пары – наилучшее потомство. Социальные же перспективы, такие как: семейное счастье и супружеская любовь, такая природная оптимизация не гарантирует, даже наоборот – чем социально ближе возлюбленные и больше вероятность их гармоничного брака, тем чаще они бывают и генетически близкими по происхождению. Поэтому выбор пары в сравнительно узком кругу, где большинство является дальними родственниками, может отрицательно сказаться на потомстве массой врождённых патологий.

А чем дальше супруги по происхождению, что гарантирует наилучшее «качество» потомства, тем труднее им гармонизировать свои взаимоотношения в браке. Ведь для социально далёких половинок пары это проблематично - национальные, клановые и социальные отличия создают массу помех для душевного сближения, без которого супружеская гармония невозможна.

Кроме неосознанного выбора партнёра на генетическом уровне, «запускающего биохимический механизм» природной любви, есть ещё и такой же неосознанный, но уже социальный выбор. Этот выбор навязывается идеалами, господствующими в обществе. В последнее время идеализации подвергается всё больше тело, его так называемая сексуальность, стимулирующая зов пола – животный позыв к спариванию. А кого можно выбрать по такому критерию? Только полового партнёра на время, пока не встретится более сексуальный партнёр.

Жертвами навязывания обществом примитивных идеалов становятся, в основном, лица с низким уровнем развития и неустойчивой психикой – шизоидные личности, особо склонные к фанатизму. Иногда у фанатов возникает даже природная любовь к незнакомому лично кумиру, и она очень похожа на безответную любовь, нередко даже с ещё большей «зацикленностью» на своём идоле и ревностью к нему. Тогда «биохимия влияет на психику» уже не так «конструктивно», как было задумано Природой, но это уже тема для психиатров.

При безответной любви внутренние противоречия способны «разорвать» сознание. Такой же эффект наблюдается и в случае вынужденного брака. Причём, вынужденный брак – это не только брак из-за незапланированной беременности, но и брак под нажимом обстоятельств: из чувства благодарности, из чувства ответственности за будущее детей (то есть по расчёту) и из чувства долга перед родителями – для повышения статуса родительской семьи, например. В таких браках рано или поздно вспыхивает внебрачная любовь, ведь «сердце не выдерживает серого, монотонного существования, не окрашенного любовью». Тогда чувство благодарности, ответственности или долга, сталкиваясь с инстинктивными чувствами природной любви, «открывает глаза» и вполне может расшатать психику «супруга поневоле».

Обычно в такую ситуацию попадают женщины, у которых традиционно всегда было меньше прав и возможностей самостоятельно решать, за кого выходить замуж. К тому же материнский инстинкт в условиях экономической зависимости вынуждал их терпеть ради детей. Но такая трудноразрешимая стрессовая ситуация иногда приводила к нарушению не только психики, но физического здоровья, и женщина начинала чахнуть и умирала без видимой причины, либо кончала жизнь самоубийством, не выдержав безысходности и внутренних противоречий. Впрочем, при современном уровне эмансипации – экономической независимости женщин и свободы нравов в обществе - такие трагедии уже редкость.

Так как для инстинкта продолжения рода, являющегося основой влюблённости, природной целью является соединение в пару двух особей, то нет ничего удивительного в том, что через некоторое время после появления на свет первенца этот инстинкт «умывает руки». У женщин он «уступает место» материнскому инстинкту. Правда, половой инстинкт (на той же основе инстинкта продолжения рода) никуда не «девается», но в зависимости от достигнутой парой личностной близости, он способен, как сохранить любовь на долгие годы, так и восстановить личностную независимость супругов.

После ослабления природной любви, из-за которого исчезает ощущение полного полового удовлетворения, которое может дать только интимная жизнь, окрашенная супружеской любовью, супруги бывают вынуждены искать удовлетворения с внебрачными партнёрами. Найти близкую по духу личность не всем удаётся, так как бывшие супруги чаще сближаются с новым партнёром на «почве» секса – становятся любовниками. Впрочем, часто поиски сводятся лишь к дегустационному сексу и к всё более труднодоступным формам сексуального разнообразия – садо-мазо, бисексуализм, педофилия и т.п. Но «дегустаторы» и сексоголики не находят «душевного удовлетворении», так как обманывают инстинкты, ведь секс у них связан лишь с получением полового удовлетворения, не связанного с зачатием новой жизни. Правда, и супруги «грешат» этим, планируя пополнение семейства, но ощущение супружеской любви и семейного счастья компенсируют подобный обман.

Что касается инстинкта продолжения рода, то он «диктует свои условия» - получить как можно больше потомков, причём, от разных партнёров, чтобы увеличить вероятность их выживаемости и приспособляемости к окружающей среде. И это вполне закономерно, если учесть, что целью каждого вида (а также семьи, клана, народа, расы, страны) является выживание в конкурентной борьбе «за место под солнцем», а самой примитивной формой этой борьбы является увеличение численности. Об этом известно не только биологам, но и историкам, хотя сравнивать колонии вирусов с народами не очень тактично.

Говоря об инстинкте продолжения рода, стоит ещё подчеркнуть, что инстинкта моногамной семьи у человека нет. Моногамия появилась и была исторически оправдана тогда, когда прокормить своё потомство могла уже пара в одиночку, «отпочковавшись» от племени, клана. Кстати, полигамная, гаремная семья, как это ни странно прозвучит, по структуре гораздо ближе моногамной семье, нежели клану и племени, ведь в гареме живут жёны и дети доминантного самца, в основном, два поколения. К тому же, роль хозяина гарема больше отвечает «требованиям» Природы по увеличению численности, правда, роль эта в обществах, где разрешены гаремные семьи, скорее материальная, чем физиологическая – самец руководствуется больше возможностями собственного происхождения, кошелька и дегустационной привлекательностью самок, нежели заботится о качестве потомства, хотя его предпочтениями всё же движут природные инстинкты.

В обществах же, в которых разрешено было многомужество, взаимоотношения устанавливались больше клановые, чем гаремные, и по аналогии с животным миром, это были не гаремы и прайды, а семьи доминантных самок, включающие несколько поколений потомков. А строгая иерархия не способствовала максимальному «приросту» численности, впрочем, во всех формах семей прирост ограничивают экономические факторы: пищевая база у животных, социальные факторы – у людей.

В странах, в которых гаремы противоречат местным традициям и законам, материально обеспеченные мужчины в состоянии обеспечить несколько женщин, живущих раздельно – либо параллельные семьи, либо основная семья и любовницы. Но во всех этих случаях речь идёт никак не о супружеской любви, всё это - лишь формы физиологической связи. И даже моногамный брак, в котором отсутствует супружеская любовь – не что иное, как социально-физиологическая связь пары, лишённой семейного счастья и живущей в условиях «неустойчивого равновесия» - каждый из супругов в любой момент может найти себе новую пару.

Отсутствие супружеской любви и семейного счастья лежит в основе бесчисленных драм и трагедий супругов. И начинаются проблемы вскоре после окончания срока природной взаимной любви. Ведь на первых порах эйфория влюблённости (сравнительно продолжительное специфическое «наркотическое опьянение») лишает возможности логически мыслить, так как за человека «думают» инстинкты, единственной целью которых является совокупление для продолжения рода. А такое, биохимически вызванное состояние душевной близости отнюдь не гарантирует супружескую любовь и семейное счастье, поэтому-то после «наркотической подпитки» и наступает «похмелье».

О «сроке годности» природной любви известно многим. Но так как чёткую границу между природной и человеческой любовью пока мало кто может увидеть, родители молодожёнов советуют им смириться с тем, что любовь через год-два закончится. Конечно, они правы, но им невдомёк, что закончиться может лишь природная, инстинктивная любовь, супружеская же, если её грамотно поддерживать, с годами может стать только крепче. Исходя из собственного опыта и не разбираясь в этом вопросе, родители советуют молодожёнам учиться терпеть друг друга и предупреждают, что когда уйдёт любовь, останутся только привычки и необходимость «притирки». На деле же под «притиркой» подразумевается, фактически, насилие: как над собой, так и над своей половиной, если в браке нет взаимной любви.

А что ещё могут посоветовать родители, если у них самих не было опыта гармоничных взаимоотношений и супружеской любви? Разве что - терпеть брак с чужим, нелюбимым и раздражающим человеком ради детей, материального достатка и благосклонного общественного мнения. Но прислушаться к таким советам молодожёнам очень трудно, ведь у каждого - собственная «терпелка», да и степень отчуждения молодых супругов, зависящая от многих факторов, не может быть такой же, как в семьях старшего поколения. Ведь, чем выше уровень развития людей, тем меньше у них причин терпеть неудобства, особенно, в личной жизни.

Если природная любовь не начнёт плавно перетекать в супружескую, не начнёт углубляться душевная близость, изживаться неуместная стыдливость и чрезмерная брезгливость, то довольно скоро половой инстинкт приведёт супругов вместо супружеской близости к отчуждению. А оно, в свою очередь, заставит их искать душевно близкую личность вне брака, что нередко превращается в банальный поиск новых половых партнёров. Ведь окончание «биохимического срока годности» любви, в первую очередь восстанавливает независимость личности («снимает розовые очки»). Причём на скорость этого процесса влияет не только уровень достигнутой парой личностной, душевной близости, но и добрачная жизнь, ущербность которой нередко затрудняет личностное сближение и ускоряет наступление «похмелья». Дело в том, что привычки к случайным связям, к развлекательному, беззаботному и покупному сексу, не дают супругам стать единственными друг для друга. Не говоря уже о том, что партнёрский и продажный секс имеют свою специфику: эгоизм в первом случае и отсутствие равноправия («кто платит шарманщику, тот и выбирает музыку») – во втором.

Кроме того, биохимическая реакция природной любви протекает в организме влюблённого независимо от любимого человека, несмотря даже на то, что «запускается» она с помощью каких-то физиологических и личностных особенностей именно любимого человека. То есть, если реакция уже «пошла», от любимого человека уже ничего не зависит, и совсем необязательно, чтобы и в нём тоже произошли подобные биохимические изменения.

Лишь в случае взаимной влюблённости, у обоих влюблённых «впрыски» гормонов в кровь делаются параллельно, что приводит к временному слиянию и взаимопроникновению двух личностей в пару, к ощущению безграничного счастья. Но это состояние природной любви – «подарок Природы, сделанный с корыстной целью». Причём подарок этот индивидуальный для каждого из возлюбленных, в смысле продолжительности срока его действия, поэтому и окончание этого срока не совпадает.

Так как биохимическая реакция, синтезирующая природный любовный наркотик, протекает не с постоянной скоростью, то в кровь влюблённого это вещество попадает пульсирующими «впрысками» в течение многих месяцев. Но со временем синтез сходит «на нет», неважно, от достижения цели – совокупления - или из-за осознания бесперспективности своих чувств в случае безответной любви. Просто во втором случае этот процесс протекает болезненно из-за сомнений, так как в промежутках между «впрысками» происходит «отрезвление» влюблённого и у него «включается» логическое мышление при оценке перспектив с возлюбленным.

И если при взаимной любви, даже если перспективы гармоничного брака «равны нулю», влюблённые не испытывают никаких сомнений, так как их стабильно «греет» эйфория счастья, любви и близости, то в случае отсутствия взаимности, колебания гормонального фона из-за «впрысков» приводят к сомнениям и раздвоению личности мучительной борьбе сознания с подсознанием. В результате этого появляются резкие перемены настроения, которые, кстати, являются индикатором неудачности выбора, то есть бесперспективности пары - отсутствия взаимной любви.

Обычно в такой ситуации сознание «говорит», что это – не его половина, а инстинкт «уговаривает», особенно «усердно», если пару уже связал секс. И природная любовь одного из партнёров всё больше сводится к удовлетворению половой потребности. А во время «отрезвления» болезненно ощущается безответность любви, заставляя сомневаться в своём выборе, пока очередной «впрыск» снова не приведёт на время к ощущению счастья и не заставит отбросить сомнения.

Кстати, подобная внутренняя борьба характерна и для «обычной» наркотической зависимости (при наркомании «пьющих, колющихся и нюхающих»), когда сознание говорит, что нужно лечиться, а подсознание сопротивляется ему, требуя новую «дозу».

В отличие от наркотических веществ и адреналина, «любовный наркотик» не вызывает всё усиливающейся наркотической зависимости, хотя известны даже случаи убийства любимого человека на почве измены, вернее, из страха потерять любимого человека, благодаря которому синтезируется «любовный наркотик», а также из страха потерять полового партнёра.

Кстати, адреналиноманания, вызываемая ситуационным впрыском в кровь адреналина (при страхе, боли и физических нагрузках), действует довольно устойчиво и продолжительно. И выражается она по-разному: от мазохизма (удовольствие от боли) до игромании и других рискованных занятий, вследствие возбуждения при которых, в кровь впрыскивается адреналин.

Обычно мучительные всплески во взаимоотношениях бывают у пар, в которых лишь у одного «включился» инстинкт, то есть лишь один любит и не может жить без любимого человека. А тот, кого безумно любят, нередко просто позволяет себя любить, часто – небескорыстно, иногда даже не осознавая этого, так как «купается в лучах чувств» любящего человека. В таких случаях любимые, ощущающие сильную к себе любовь, часто после некоторых сомнений соглашаются вступить в брак. В основном, они соглашаются, не понимая смысла взаимной любви, решив, что для брака достаточно и любви к себе, а также собственной симпатии и уважения или из-за каких-то меркантильных интересов. Но такая позиция довольно скоро «выходит боком» для обоих.

Всем известно, что любовь («запущенный биохимический механизм») лишь одного из супругов, приносит ему больше страданий, чем радости в браке. Эйфория периодически сменяется печалью и обидой, и такие перемены настроения «подтачивают» психику, доставляя душевные страдания, «традиционно» бороться с которыми принято при помощи алкоголя. Но постепенно симпатия, уважение и расчёт, которыми рассчитывали компенсировать отсутствие любви, превращаются в раздражённость и ненависть к любящему человеку. «Умирающий» же от любви начинает уже «умирать» от ревности и осознания безответности своих чувств, причём не только любви, но и нежности и уважения. И тогда, в зависимости от психического состояния, любовь может легко превратиться в навязчивое состояние, а во время очередной вспышки гнева - в такую ненависть, при которой убийство любимого человека покажется единственным выходом. Да и убийство супруга, вынужденного ревновать и дошедшего до помутнения разума от отчаяния, иногда становится единственным выходом, особенно, если появилась внебрачная любовь. Но чаще все эти страсти «топятся в бутылке».

Сила переживаний влюблённого зависит от уровня цельности его личности (наличия комплексов неполноценности и психического здоровья), поэтому, то же самое чувство (те же гормоны) некоторых может склонить к неадекватному поведению. Это может быть и навязчивое стремление добиться взаимности, и фанатичное обожествление возлюбленного, и обида за отсутствие ответных чувств, и ревность вплоть до физического уничтожения – «Не доставайся же никому!» и т.п. Кстати, именно такие отклонения часто «смакуются» драматургами и передаются литературой из поколения в поколение, косвенно влияя на поведение безответно влюблённых.

Стоит подчеркнуть, что ощущение влюблённости, появляющееся при «включении» инстинктов, довольно субъективное, поэтому по неопытности за влюблённость часто принимают и симпатию, и «сексуальный голод», и перспективность брака с понравившимся человеком и т.п. Но на проблемах безответной любви, браков по расчёту и вынужденных браках мы останавливаться не будем, ведь к семейному счастью они не ведут однозначно.

Если инстинкты обоих «вошли в резонанс», тут уже никаких сомнений не возникает, что, наконец, это пришла она – любовь. Но если взаимные чувства переходят в «сексуальную плоскость» до решения вступить в брак, и пара упивается своим счастьем (в принципе, незаслуженным) и даже пытается обмануть инстинкты – не зачинать первенца, за это в будущем может прийти расплата. Вернее, если возлюбленные предохраняются от нежелательной беременности, стремясь продлить эйфорию беззаботного счастья и безответственности, они становятся любовниками, «зарабатывая» соответствующие стереотипы поведения, из-за которых решение о вступлении в брак будет всё дальше откладываться.

У пары любовников появляется привычка беззаботного, инфантильного удовлетворения половой потребности с любимым человеком, и они «кидают» Природу, подарившую им это счастье, за которое, кстати, библейские Адам и Ева были изгнаны из Рая (имелось в виду начало ответственной взрослой жизни пары возлюбленных). Эта привычка к партнёрским взаимоотношениям (характерным для так называемого гражданского брака) мешает паре создать гармоничную семью даже в случае заключения вынужденного брака после незапланированной беременности. Правда, многое тут зависит и от срока партнёрской связи, и от обстоятельств, и от добрачных сексуальных стереотипов мышления и поведения супругов и многого другого.

Нередко партнёрша «под давлением» материнского инстинкта или представлений о семейном счастье решает забеременеть втайне от партнёра (любовника или «гражданского мужа»), надеясь создать семью, тогда она рискует потерять его. Ведь на партнёра, в отличие от неё, ничего не «давит», а наоборот – он чувствует себя вполне комфортно, удовлетворяя без особых обязательств собственную половую потребность. И такое одностороннее решение он может воспринять как обиду и прекратить связь, вынуждая женщину, либо решиться на аборт, либо стать матерью-одиночкой.

Но даже при взаимной любви, когда возлюбленные испытывают несравненное счастье единения и сообща решают вступить в брак, чтобы продолжить свой род, как ни странно, их ожидают неприятности. Дело в том, что, как уже говорилось, природный, «биохимический» срок, отведённый возлюбленным, несмотря ни на что довольно скоро заканчивается, причём, не одновременно у обоих – особенности протекания реакции индивидуальны. И у того из супругов, который первым внезапно ощущает, что рядом с ним уже не самый близкий и родной человек - половина пары, а какой-то чужой, как будто пелена спадает с глаз. С недовольством он вынужден признать, что раздражает его не только эта ситуация, но и сама личность близкого человека, внезапно ставшего чужим. И хуже всего в таком «просветлении» то, что в быту пару ещё объединяет много общего, даже дети.

Кроме того, шокирует то, что у половины-то пока сохранились нежные чувства, и она (может, и он) по-прежнему «купается в счастье». Растерянность усиливается чувством вины, ведь не хочется обижать любящую половину, до сих пор любимую больше жизни.

Взаимоотношения в этом случае всё больше начинают походить на ситуацию с безответной любовью. И обиднее всего то, что любящая половина, в которой ещё продолжают синтезироваться гормоны, не будучи виновной в таких переменах, не может и не хочет понять истинных причин отчуждения и вынуждена обвинить в этом свою разлюбившую половину, хотя та и сама в шоке – «Какая чёрная кошка пробежала между нами?».

И хотя в такой ситуации, фактически, виноваты оба, всё же особой их вины тут нет, ведь отсутствие у них необходимых знаний и стереотипов гармоничных супружеских взаимоотношений – не их вина. Вина, скорее родителей, а вернее - общества, в котором пока нет традиций гармоничного брака, которые могли бы передаваться из поколения в поколение.

В отличие от биохимической любви, соединяющей пару на ограниченное время, зов пола, усиливающийся от сравнительно продолжительного воздержания, приводит к «ненаправленному» половому возбуждению, к томлению и поискам – к сексуальной озабоченности. Контролировать это инстинктивное половое желание очень трудно, так как появляется навязчивое желание снять половое возбуждение - получить разрядку. А параллельно появляется беспричинная раздражительность, нервозность от нередко даже неосознаваемой половой неудовлетворённости.

Нелегко справиться с отрицательными эмоциями, вызванными половым воздержанием. У супругов («гражданских», тоже) раздражительность и гнев, естественно, «адресные», направленные на свою половину, хотя у начальников часто страдают от этого подчинённые.

У одиноких половая неудовлетворённость выражается в общей нервозности и нередко – в агрессивности. Но Природой «предусмотрен» такой «поворот». И тогда, если не снимать половое возбуждение, у мужчин срабатывает природный предохранитель – поллюция (самопроизвольное вытекание семенной жидкости), а на помощь женщинам приходит менструальный цикл.

Кроме того, можно большим усилием воли заставить себя пережить «ломку», во время которой вырабатывание гормонов, сперматозоидов и яйцеклеток на время прекратится, «перегорит». Этот процесс можно ускорить медикаментозно, алкоголем или другими наркотиками. Правда, при сильном половом возбуждении и без «отупления» организма есть большая вероятность «заработать» специфические заболевания, вызванные застойными явлениями в половых органах.

«Умерщвление плоти», как это называлось раньше, отражается не только на физическом (гинекологические заболевания и рак груди) здоровье, но и на психическом. Ведь психо-сексуальные отклонения обычно «закрепляются» в подсознании, когда человек после продолжительного воздержания неожиданно испытывает оргазм в необычной ситуации, обычно, в начале половой жизни. И тогда половое удовлетворение соединяется причинно-следственной связью с обстоятельствами, в которых был испытан первый оргазм. Эти обстоятельства приводят к фетишизму, когда получение полового удовлетворения связывается с каким-то фетишем.

В роли фетиша могут выступать и возраст (геронтофилия, педофилия), и пол (бисексуализм, вторичный, неврождённый гомосексуализм), и боль (мазохизм, садизм), и прочие случайно закрепившиеся обстоятельства (вуайеризм, эксгибиционизм, трансвестизм, уринофилия, некрофилия и т.п.).

Впрочем, эксгибиционизм – половое возбуждение от демонстрации собственного тела и половых органов – по природе характерен для женщин. А вот вуайеризм – возбуждение от увиденных обнажённых тел (женских, в основном) и разнообразных сексуальных сцен – характерен для мужчин. Правда, вуайеризм – подглядывание – самое безобидное отклонение, если не доставляет неудобства объекту подглядывания. К тому же фото, видео и телевидение – не что иное, как подглядывание за чужими людьми, а то же самое, но в виде порнографии (или «разрешённой» эротики) – подглядывание за чужой интимной жизнью.

Что же касается сексоголизма – безудержной потребности в смене половых партнёров, то это – больше наркотическая зависимость, нежели психо-сексуальное отклонение. Смена партнёров и форм сексуального удовлетворения превращается у таких людей в «зацикленность», и как у наркоманов, требует постоянного увеличения «дозы», то есть всё новых и новых экзотических форм полового удовлетворения. А причина – всего лишь отсутствие удовлетворения от нормальной (супружеской) интимной жизни и сравнительно широкие возможности для реализации своих идей. Кстати, бытовой алкоголизм имеет схожую причину – отсутствие половой и личностной удовлетворённости в браке, но при ограниченности материальных возможностей.

Психо-сексуальные отклонения закрепляются в юном возрасте, когда инстинкты, «загнанные в угол» по-неопытности, «мстят» за пренебрежение ими. И если половое возбуждение не снимается естественным путём - поллюционной или мастурбационной разрядкой, усиливается «давление» на психику, выражаясь в навязчивой потребности в сексе. Такая потребность вполне естественна для юношей, с характерной для них гиперсексуальностью, но неестественна для девушек, то есть девственниц.

У девушек потребность появляется после сравнительно интенсивного секса («спусковой крючок» - дефлорация), причём, часто – партнёрского, экспериментального и развлекательного. Впрочем, в наше сексуально-информационное время и девственницам приходится снимать половое возбуждение. Однако при мастурбации они не теряют девственности, правда, позиции самоудовлетворения могут повлиять на расположенность и чувствительность эрогенных зон и на их условную принадлежность женщины к определённому оргастическому типу. Но эти незначительные влияния гораздо безобидней беспорядочной половой жизни, стереотипы которой, закреплённые в юности, отражаются на интимной жизни в будущем, особенно - в браке. Не говоря уже о том, что изучение собственных эрогенных зон и способов достижения оргазма очень помогает при гармонизации интимной жизни в браке.

Хочется подчеркнуть, что хотя и ни для кого не секрет, что совокупление (неважно, возлюбленных или сексуальных экспериментаторов) может реализоваться только с разрешения девушки, которой проще контролировать свои инстинкты (об изнасиловании речь не идёт), всё же мало кто осознаёт, что ответственность за последствия в большей мере лежит именно на слабом поле. Ведь девственнице гораздо проще противостоять инстинктивному желанию, которое часто (и вполне закономерно) становится причиной трагедии, нежели девушке, уже потерявшей девственность.

Помочь девушкам избежать многих ошибок может лишь правильное родительское воспитание. От общества же, пока не «пришедшего в себя» после сексуальной революции, помощи ждать не приходится, наоборот – общественное мнение пропагандирует сексуальную свободу, жертвами которой становится подрастающее поколение. Причём, жертвами становятся не только девушки, но и юноши, «развращённые» ровесницами, ставшими доступными девками.

Родителям под давлением современного общественного мнения очень трудно объяснить дочерям, что отдаваться возлюбленному, не имея совместных планов на будущее – крайне неосмотрительно. Даже в случае, когда мать сама начала свою интимную жизнь с партнёрского секса, и, «обжегшись» стала матерью-одиночкой, она вряд ли сможет предостеречь дочь. Ведь общество (и особенно молодёжная среда) шепчет: «влюбились – трахайтесь», поддакивая зову пола и развивая «культ сексапильности», не задумываясь даже, что слово «сексапильность» произошло от словосочетания sex appeal, означающего зов пола, позыв к сношению.

Сексапильный – это человек, которого хочется, грубо говоря, трахнуть. А подчёркивание своей сексапильности означает всего лишь демонстрацию готовности к случке с понравившимся партнёром. И к любви это не имеет никакого отношения, лишь флирт, дегустационный секс и т.п. Показная же сексапильность – как у Станиславского - «ружьё, которое висит в первом акте, и должно выстрелить в третьем». На сексапильность «ловят» сексуальных партнёров.

Определённый уровень воспитания не даёт инстинкту самки взять верх над сознанием. И если девушки смогут контролировать этот природный инстинкт, гиперсексуальность окружающих парней «пройдёт мимо», ведь на изнасилование может решиться крайне малый процент парней. К тому же, толкает на этот антигуманный шаг не подростковая гиперсексуальность, а порочное воспитание, из-за которого сознанием допускается любое насилие над личностью.

Конечно, если девушка влюблена, она согласна на всё ради любимого человека, но если она заранее будет знать о проблемах, которые часто возникают из-за совокупления без взаимной любви и совместного решения создать семью, ей легче будет проконтролировать свои инстинкты. Да и знание ошибочности утверждения, что удержать возлюбленного можно, лишь отдавшись ему, тоже поможет сдержаться в соответствующих обстоятельствах. Правда, контроль над своими инстинктами можно потерять не только из-за незнания последствий, но и из-за алкогольного опьянения, ослабляющего самоконтроль, чем, кстати, пользуются герои-любовники.

В последнее время, поддавшись пропаганде сексуальной свободы, девственницы очень рано решают «покончить» с девственностью, чтобы пораньше ощутить радость от секса, обещанную им пропагандой. Но так как они начинают интимную жизнь с партнёрского, экспериментального секса, то получают «в нагрузку» к радости постоянный поиск сексуальных партнёров и драмы, связанные с беспорядочной половой жизнью. А хуже всего то, что «заработанные» при этом привычки, в будущем станут препятствовать супружеской любви, так как возникшая природная любовь, вместо того, чтобы сблизить возлюбленных душевно, быстро превратит их в любовников. А такой «проторённый путь», ставший уже традиционным, чрезвычайно затрудняет «перетекание» природной любви в человеческую – в супружескую любовь.

Обычно матери, сами рано начавшие беспорядочную половую жизнь, не в состоянии объяснить своим дочерям риски, связанные с ранним началом половой жизни. Зато, исходя из личного опыта, они будут сетовать на невезенье и на то, что «Все мужики – козлы!». Соответственно, они не смогут грамотно объяснить дочерям и последствия добрачной половой жизни, а строгий контроль и запугивание сделают только хуже - приведут к отчуждению матери и дочери, к поступкам, совершаемым наперекор родителям. Правда, в большинстве семей и без этого нет доверительных отношений между родителями и детьми, и всё воспитание часто «пущено на самотёк» - «сытый, обутый, одетый ребёнок, с него достаточно».

Разумеется, потеря девственности с любимой половиной в браке тоже приводит к половой потребности, но уже иной, нежели после партнёрского секса, ведь интимная жизнь супругов отличается от развлекательного секса и ассоциирована с взаимной любовью, с взаимоуважением, с общим будущим и с нежностью к телу любимого человека. Причём, эмоциональность интимной жизни в гармоничном браке, не только не уступает, как принято считать, эмоциональности беззаботного секса с новым партнёром, но даже превосходит, ведь половое удовлетворение с любимым человеком, с которым связывает не только физическая, но и душевная близость, ощущается как наиболее полноценное.

Опыт партнёрского секса вырабатывает в молодых людях (в юношах и девушках) привычку (стереотип поведения) «чисто физиологически» удовлетворять половую потребность, часто – с помощью случайных связей и «покупной любви». Причём, «покупка» может быть как одноразовой (проститутки, альфонсы, жиголо), так и долгосрочной - содержанки, любовницы и любовники. Несколько отличается от случайного и «покупного» секса так называемый гражданский брак, который, фактически, является сделкой, целью которой является, как половое удовлетворение, так и ведение частично-общего хозяйства. Но цель та же - удовлетворение половой потребности, а иногда и экономия на аренде жилья.

У привыкших к партнёрскому сексу, естественная потребность в половом удовлетворении приводит не к сближению с партнёром, а к поискам всё более изощрённых форм полового удовлетворения. А так как формы секса с постоянным партнёром не безграничны, то партнёр рано или поздно «приедается», и приходится искать удовлетворения в случайных, одноразовых и многоразовых сексуальных связях, даже в свингинге, когда пару связывает не супружеская любовь, а дружеские отношения единомышленников.

Конечно, свингинг, входящий в моду, разнообразит интимную жизнь пары и приносит массу новых ощущений от дегустационного секса, но ради него придётся пожертвовать семейным счастьем, а на это вряд ли пойдут супруги, ощутившие супружескую любовь и чувство бесконечной близости со своей половиной. Свингерское сексуальное разнообразие достигается привлечением третьего партнёра (часто – проститутки) или свингерским обменом с другой парой, во время которого доступно и бисексуальное разнообразие. Часто из-за того, что природная любовь так и не стала супружеской, супруги, «пресыщенные» своей неэмоциональной интимной жизнью, соглашаются попробовать такое разнообразие. Ведь они так и не стали одним целым, «парной личностью», а превратились в «механическую сумму» двух независимых и конкурирующих личностей. И свингингом они часто надеются компенсировать отсутствие супружеской любви, рассчитывая на то, что, если делать сообща, то это уже не измена.

В партнёрских браках, то есть браках, в которых на первом месте стоит секс, как ни странно, в первую очередь проблемы появляются именно в интимной жизни. И никакой «супружеский долг» не поможет гармонизировать интимную жизнь, не говоря уже о насильственном его «исполнении», которое способно лишь «отвернуть» от интимной жизни и привести к фригидности и импотенции, которые в свою очередь станут причиной отчуждения и презрения супругов.

Если интимная жизнь держится на чувстве долга и на принуждении ради собственного эгоистического полового удовлетворения, то даже зов пола не поможет сближению, а наоборот – приведёт лишь к отчуждению, так как направленность полового влечения выйдет за рамки семьи. И какой бы внешне привлекательной не была бы половина дисгармоничной пары, половое влечение будет направлено не на неё, а приведёт к поиску внебрачных сексуальных партнёров.

Нередко семью «раздирает» чрезмерная ревность одного из супругов, когда реакция неадекватна причинам, вызвавшим её. Такая ревность - «благоприобретённая» в детстве черта характера - заставляет «накручивать» подозрения, вызванные страхом потерять близкого человека. Нередко не только подозрения могут быть нереальными, но и сама близость может только казаться, ведь ревность как раз и доказывает отсутствие душевной близости и доверия, правда, имеет более глубокие корни.

Дело в том, что ревность – инстинктивное чувство, защищающее интересы особи (не только людей, но и животных, о чём известно хозяевам домашних питомцев). Ревность, грубо говоря, «стоит на страже» основной цели всего живого – продолжения рода и является одной из граней эгоизма, защищающего личные интересы и заставляющего бороться, как за собственное существование, так и за партнёра, вместе с которым можно продолжить свой род.

Конечно, «зоологический» подход к чувствам людей, воспринимается как оскорбление, но человек тем и отличается от остальных животных, что может контролировать свои инстинкты и совершать осознанные поступки. Поэтому, чем выше культурный уровень человека, тем меньше у него проявляются инстинктивные, животные чувства в чистом виде.

Человеческая ревность, хотя и опирается на инстинкты, всё же является продуктом семейного воспитания. Соответственно, она может быть гипертрофирована в раннем возрасте дисгармонией в родительской семье. Например, ненормальная ревность может быть результатом психической травмы в детстве или быть чертой характера единственного ребёнка, выросшего в «семье» матери-одиночки или в семье дисгармоничных супругов, находящихся на грани развода.

Такие дети часто чувствуют свою вину за нервную обстановку в неполной семье и даже за развод. А атмосфера отчуждённости и недоверия усиливает не только эгоизм, но и ревность: в детстве - к братьям, сёстрам и родителям, а в собственной семье – к своей половине, перерастая в неконтролируемое сознанием шизофреническое состояние. Кстати, впадают в подобное состояние не без «участия биохимии», которая меняет гормональный фон ревнивца во время вспышек, что приводит к аффекту и агрессивности. Но чаще всего основная причина ревности - страх потерять полового партнёра, вернее, мысль, что твой партнёр занимается сексом с другим. А ведь животный инстинкт «диктует» свои правила поведения в подобных случаях.

Несмотря на то, что супружеская любовь поддерживается зовом пола – инстинктивной потребностью в половом удовлетворении, всё же интимная близость любящих супругов это уже не только физиологический акт. Ведь полноценное половое удовлетворение доставляет не только механическая разрядка полового возбуждения, но и чувство единения, нежности к личности и телу любимой половины, а также эротическое восхищение телом любимого человека. Соответственно, достигаемые взаимоотношения – физическая и душевная близость (настоящая, личностная, а не под действием «биохимических аутоинъекций») – и есть истинная человеческая, супружеская любовь, которая с годами становится только крепче.

Полноту ощущений супружеской любви не может надолго заменить, ни ощущение новизны партнёра, ни различные сексуальные ухищрения и эксперименты с фигурой, возрастом, полом, национальностью и количеством сексуальных партнёров. Поэтому супругам, не успевшим душевно сблизиться со своей половиной за время действия биохимической любви, остаётся лишь вести вне брака поиск утерянного («одолженного Природой») ощущения полного полового удовлетворения, ведь эффект новизны партнёра может дать «встряску» чувствам.

Иногда какая-то семейная драма или трагедия сближает супругов, обновляет их взаимные чувства, заставляет понять, чего они могут лишиться и насколько они ещё дороги друг другу. Но это лишь в случае, когда их изначально связала природная любовь, но они недостаточно создали предпосылок для плавного перетекания природной любви в супружескую. Кстати, на помощь им может прийти Природа, ведь, несмотря на осознание частичной потери близости, биохимия интимной жизни после «перелома в отношениях» поможет заново «раздуть огонь» их любви после совместного решения «раскрыть душу» друг другу и совместных поисках расширения диапазона приемлемости сексуальных ласк.

К сожалению, во многих официальных браках супруги, будучи душевно далёкими, через некоторое время начинают раздражать друг друга. Причём, даже чуть ли не идеальные тела супругов «придаются» друг другу, поэтому такие браки, находящиеся в состоянии «неустойчивого равновесия», в любой момент могут распасться из-за физиологических измен (развлекательный или дегустационный секс «на стороне») или вспышки внебрачной любви. Естественно, страдают от таких псевдосемейных отношений дети, чья психика травмируется не только от «разрывания» собственной любви между родителями, но и от отсутствия в родительском воспитании стереотипов счастливой семьи. А без таких стереотипов, без понимания супружеской любви и гармонии, крайне трудно создать в будущем собственную счастливую семью. Ведь им передаются по наследству стереотипы только дисгармоничного брака.

В заключение хочется подчеркнуть, что в любовных и семейных драмах виновата не «биохимия», не «животное начало», а банальное отсутствие гамологических знаний, позволяющих достичь супружеской любви и счастья в гармоничном браке. Ведь грамотные и воспитанные супруги в состоянии учитывать и контролировать собственные основные инстинкты, оставаясь людьми и не «отрывая» себя от остального животного мира.

<<< Назад

1998-2017© Все права защищены! Любое копирование без разрешения автора запрещено!
www.gamology.info | gamology@mail.ru