На главную страничку сайта о семейном счастье =>>
 

Необходимые всем знания о любви, эротике, основании семьи, воспитании детей, душевной и интимной гармонии - о супружеском счастье!

Влюблённость, любовь, семейные конфликты, причины измен, первая брачная ночь, счастье в браке, интимная жизнь супругов, понимание эротики, половые расстройства, сексуальные отклонения, гамологический подход к любовным и семейным проблемам.
Самоучитель
Здесь вы найдёте ответы на вопросы: каким бывает счастье; любовь это или влюблённость; какие основные причины супружеской измены и половой слабости; кто кроме маньяков угрожает детям растлением; нужны ли публичные дома; как разрешить семейный конфликт; норма или дикость в традициях, касающихся интимной жизни; как и когда начинать половую жизнь и др.
Cтатьи
Часто Задаваемые Вопросы  по теме Любовь, Секс, Брак
Ч.З.вопросы
Мультимедийный вариант Самоучителя супружества с иллюстрациями, обучающими видеороликами и музыкальным сопровождением.CD-книга Научно-популярный фантастический рассказ 21-00 или всё, что вы хотели знать о семейном счастье, но не у кого было спросить
Н.П.Фантастика
 
Навигация:  
  --
:: В избранное!

Интересно

... Секс-статистика >>>

... Бисексуализм - отклонение от чего? >>>


Мудрость

Ничто так не учит, как осознание своей ошибки. Это одно из главных средств самовоспитания. /Т.Карлейль/


Анонсы статей
  Добавить анонс и статью можно по мэйлу zip43r#yandex/ru

.:: Что нужно знать, прежде чем влюбиться

Многим известно, что любовь «нечаянно нагрянет, когда её совсем не ждёшь», то есть может в любой момент застигнуть врасплох. Конечно, это может стать приятной неожиданностью, но специфика любви и брака такова, что приятные ощущения со временем легко могут превратиться в свою противоположность. Многие считают, что такая смена ощущений случайна, вроде выигрыша в лотерею, или «предначертана судьбой», поэтому не хотят задумываться над тем, что от них тоже что-то зависит. Но если бы они знали, что своё будущее семейное счастье они «отдают на откуп» инстинктам и средневековым традициям, из-за чего вероятность достижения счастья резко снижается, может, они бы задумались и не стали надеяться на «авось»?

Человеку, застигнутому врасплох, трудно принять оптимальное решение, особенно, под нажимом собственного подсознания и инстинктов. Поэтому единственный выход – быть начеку и вовремя свернуть, чтобы не дать втянуть себя в то, о чём потом придётся жалеть. В принципе, разумные люди так и поступают, когда дело касается принятия решений в любом бытовом или профессиональном вопросе, но когда дело касается любви и «вмешиваются» инстинкты, с принятием решения дело обстоит иначе, ведь у инстинктов своя цель и они внушают «изнутри» то, что «выгодно» им. Из-за этого влюблённые становятся одержимыми инстинктами, как раньше говорили - в них вселяется бес. А «одержимость бесом» редко приводит к счастью, гораздо чаще неосознанное стремление к кому-то и фанатичная, шизофреническая «зацикленность» на нём приводит к драмам и трагедиям.

Целенаправленная «работа» инстинктов вполне естественна и даже довольно бесконфликтна, правда, лишь для других представителей животного мира. В стаях, например, есть своя жёсткая иерархия со своими табу, ограничивающими сексуальную свободу. Так, впрочем, было и в общинах первобытных людей, то есть промискуитета, фактически, не было. Для людей же, наделённых сознанием и живущих в обществе, тем более выбор инстинктов не может быть оптимальным, ведь инстинкты не могут учесть социальных условий, в которых будет жить объединённая ими пара личностей. Но всё же инстинкты очень сильны, ведь природная любовь «работает» на уровне биохимических процессов и создаёт ощущение счастья и эйфории.

Разумеется, оптимальным для создания гармоничного брака является взаимная любовь с последующим совместным решением связать свои судьбы, причём, ещё до вступления в сексуальную связь. Такое естественное поведение возлюбленных даёт шанс создать счастливую семью, но лишь шанс. А дело в том, что после окончания «срока действия» инстинктов, когда окончательно ослабнут взаимные инстинктивные чувства пары, разница в социальном положении и в культурном уровне способна отдалить супругов, просто восстановив их личностную независимость. Но это лишь в случае, когда супруги не успели личностно сблизиться, то есть не были сделаны минимально необходимые шаги к душевному сближению.

И чтобы природная любовь не застала врасплох, лучше заранее увидеть разъединяющие пару факторы и быть готовыми ко многим жертвам ради семейного счастья, если это возможно. Иначе природная любовь «ослепит» обоих и сделает самым главным аргументом, заставляющим закрывать глаза на всё, фразу: «Я её (его) люблю!». А ведь это – всего лишь «голос» инстинктов и он совершенно не даёт гарантии того, что под действием социальных факторов любовь не превратится в безразличие и даже – в ненависть.

Хотя взаимная влюблённость – подарок природы, часто влюблённые говорят о своих чувствах так, как будто любовь – их личная заслуга, будто это они сами способствовали всплеску этого чувства. И в связи с этим возникает вопрос: «Нужно ли гордиться своей любовью?». Вернее, можно ли считать взаимную любовь достижением пары возлюбленных? Ведь на самом деле всплеск чувств – всего лишь «стандартная работа» инстинкта продолжения рода, который просто подбирает с помощью биохимии подходящую пару для зачатия новой, наиболее физиологически оптимальной жизни.

На проблемах и страданиях безответно влюбленных останавливаться не стоит – нечем гордиться, хотя некоторые, принимающие свой фанатизм за любовь, пытаются гордиться даже этим, в чём-то шизофреническим, состоянием.

Возлюбленные, не зная об инстинктивной основе любви и упиваясь взаимным чувством, часто даже не подозревают, что саму Природу заботит лишь «качество» и количество их будущего потомства - факторы, обеспечивающие выживаемость вида. И всё! Никакой заслуги самих возлюбленных в этом нет. И гордость от своих чувств тут так же неуместна, как и во всех других случаях, когда предметом гордости становится не личная заслуга. Такая гордость и даже чувство собственного превосходства над окружающими, больше походит на фанатизм – шизофреническую потребность преклоняться перед кумиром и «примазаться к чужой славе».

Действительно, гордиться взаимной любовью и даже браком, заключённым на основе этого чувства, на первых порах бессмысленно, несмотря даже на то, что взаимная любовь доставляет обоим возлюбленным массу приятных ощущений не только от самой любви, но и от чувства пары, от личностного единения, от взаимопонимания, от нежности, от чувства необходимости друг другу «как воздух» и т.п. Но стоит ли всем этим гордиться и смотреть свысока на «неизбранных», если причиной природной любви и сопутствующих приятных ощущений является банальный подарок природы - стимул для продолжения рода?

Впрочем, понимание и осознание того, что любовь вызвана инстинктами, не контролируемыми сознанием (признать это не хотят многие), отнюдь не умаляет ценности этого чувства, ведь только у людей это инстинктивное взаимное притяжение облагораживается сознанием и личностными качествами, становясь «эксклюзивным», чисто человеческим чувством – любовью.

Разумеется, инстинктивные чувства не у всех одинаково становятся человеческими, духовными (не в религиозном смысле). Чем выше у пары культурный уровень, обеспеченный родительским и общественным воспитанием, тем в большей мере любовь становится истинно человеческим чувством, недоступным другим животным. Впрочем, даже этим уместно гордиться лишь в той мере, в какой - своей принадлежностью к человеческому роду, ведь в этом нет личной заслуги. Например, гордиться своей природной любовью так же бессмысленно, как и чересчур гордиться родителями или национальной принадлежностью. Но это – неоднозначный, к тому же социальный вопрос.

Чаще всего предметом гордости становится не столько сама любовь, сколько ощущение счастья, вызываемое этим чувством. Но если упиваться счастьем и «пустить на самотёк» личностное сближение, то через пару лет такого, фактически, незаслуженного счастья можно очутиться «у разбитого корыта». Ведь природная взаимная любовь постепенно «зачахнет» из-за окончания её природного «срока годности». Что, к сожалению, и происходит в большинстве семей и так называемых гражданских браков.

Однако, в отличие от возлюбленных и молодожёнов, супруги, прожившие несколько лет в счастливом браке, имеют полное право гордиться взаимной любовью. Ведь их связывает уже не природное инстинктивное притяжение, а чисто человеческая, супружеская любовь, развившаяся из природной любви, благодаря совместным усилиям по сохранению и укреплению взаимных чувств. Но в большинстве случаев, к сожалению, супруги, сумевшие сохранить свой брак, традиционно гордятся не супружеской любовью, о которой у них часто смутное представление, а собственным терпением и умением идти на компромиссы (даже при наличии внебрачного секса).

А чем гордиться, если брак часто сохраняется благодаря лишь тому, что, живя в состоянии «неустойчивого равновесия», терпящие друг друга супруги не нашли свою любовь вне брака или вернулись в семью после неудачной внебрачной влюблённости? Кстати, такие браки общество считает крепкими и благополучными, часто удивляясь, что «яблоко от яблони далеко укатилось». А ведь дети изнутри ощущают неблагоприятную, часто лицемерную атмосферу семьи терпящих друг друга супругов, поэтому, не веря в семейное счастье, либо решают не создавать собственную семью, либо ищут суррогатного счастья в дегустационном сексе, алкоголе и прочих наркотиках.

Что же касается заслуженности, то лишь супружескую любовь можно считать заслугой пары, достижением, которым они по праву могут гордиться. Впрочем, парам, стремящимся к гармонии в своей семье, не до показной гордости и самолюбования. И они не смотрят свысока на дисгармоничные браки, а по-возможности стараются помочь близким и знакомым, так как счастливый человек хочет, чтобы и окружающие были счастливы, в отличие от несчастливых, испытывающих удовлетворение, видя несчастье других. К тому же, часто сами счастливые супруги нуждаются в помощи, но не в советах по налаживанию гармонии, а в поддержке единомышленников, чтобы не чувствовать себя «белыми воронами» в окружении дисгармоничных браков, матерей-одиночек, душевно одиноких супругов и разведённых «бывших», делящих имущество и детей.

Из-за собственных проблем и сложности нахождения круга единомышленников, у счастливых супругов не принято делать свою любовь предметом гордости и «кричать на каждом перекрёстке» о своих чувствах, как это делают юные возлюбленные, глядящие на окружающих с чувством превосходства, свысока. Зато счастливые супруги могут гордиться своими детьми – результатом своей любви и воспитания, правда, особо не восхваляя их.

Кстати, в условиях гармоничной семьи забота о детях, являющаяся следствием заботы любящих супругов друг о друге, воспитывает в детях наиболее оптимальные для своей среды стереотипы семейного поведения. Такое воспитание создаёт благотворную почву для создания детьми собственной счастливой семьи в будущем, правда, при условии, что они найдут свою половину с такими же гармоничными стереотипами семейного поведения. В крайнем случае – со сходным мировоззрением, позволяющим обоим, опираясь на природную любовь, равноправие и взаимоуважение, сообща выработать новые «среднеарифметические» семейные стереотипы поведения, став единомышленниками в достижении супружеской любви. Впрочем, изменить себя для «общего дела» возможно, примерно до двадцатипятилетнего возраста. Хотя из-за полученного (или недополученного) воспитания способности развиваться и пересматривать нормы могут «окостенеть» гораздо раньше – в подростковом возрасте. Такие люди с раннего возраста становятся роботами, «запрограммированными» местными обычаями, традициями, нормами и ритуалами, которым уже не дано проявить гибкость мышления.

В семьях терпящих друг друга супругов, царящая там атмосфера конкуренции, односторонней заботы о детях и противоестественной любви душевно одиноких родителей к ним, - воспитывает в детях стереотипы дисгармоничного брака либо неполной семьи. А для такого воспитания характерны не только детские переживания от чрезмерной заботы, переходящей в опеку и тотальный контроль, вплоть до интимной жизни, но и отчуждённость, душевное одиночество и эгоизм, не дающий ответить адекватно на родительскую любовь.

С каждым годом совместной жизни счастливым супругам приходится решать всё новые и новые проблемы, связанные с воспитанием детей и с бытом. Правда, им, как душевно близким супругам, любящим и готовым на компромиссы ради любимой половины и детей, гораздо легче сообща решать возникающие проблемы. Причём проблемы, об которые «разбиваются» семьи, живущие в состоянии «неустойчивого равновесия», часто даже сплачивают душевно близких супругов. Но всё равно супруги должны быть готовы к ожидающим их трудностям. В связи с этим возникает вопрос: «Должны ли молодожёны ещё до возникновения взаимной любви знать не только о «плюсах», но и о «минусах» брака?»

Когда природа надевает на возлюбленных «розовые очки», им уже трудно объективно оценить перспективы своих взаимоотношений, естественным следствием которых является создание семьи. А так как заставляют вступить в брак инстинкты, затрудняющие сознательно решить целесообразность этого шага, то нередко инстинкты соединяют в пару людей, социально не подходящих друг другу, таких, у которых не может быть счастливого будущего. Социально же подходящие друг другу возлюбленные обычно теряют время, необходимое для душевного сближения, беззаботно упиваясь взаимной любовью. Именно из-за этой «мелочи» потенциально счастливые супруги становятся друг другу чужими вскоре после создания семьи.

Многих супругов разъединяет неподготовленность, вернее, незнание того, что у брака есть не только «плюсы», но и «минусы». А «минусов» хватает, поэтому, вступая в брак, возлюбленные должны быть готовыми не только «кататься», но и «саночки возить». Эта осознанная готовность, «поддерживаемая» природной любовью, придаёт молодожёнам силы идти на компромиссы ради супружеского счастья.

К основным «минусам» относятся: ограниченность свободного времени, отсутствие экономической свободы и отсутствие сексуальной свободы у каждого из супругов. Но «плюсы» и «минусы» брака – это не объективная, а субъективная оценка. Поэтому каждый человек сам для себя (в зависимости от полученного воспитания) устанавливает приоритеты, то есть, что именно для него важнее, чем и ради чего он готов пожертвовать. Ведь не каждый может пожертвовать личными интересами ради своей половины, общих детей и семейного счастья.

Для грамотных супругов «плюсы» (быть рядом с любимым человеком, иметь близкую личность, с которой можно делиться всем, иметь возможность радоваться общим детям и супружеской интимной жизни – простое семейное счастье) перевешивают все «минусы» - частичную потерю экономической, сексуальной и личностной свободы. Однако традиционное отсутствие чётких понятий не даёт многим потенциальным счастливым супругам решить, смогут ли они свыкнуться с отрицательными сторонами брака или лично для них это - непреодолимая преграда. Как ни кощунственно звучит, но дети в некотором роде тоже – одна из отрицательных сторон брака.

Например, для одних пар отсутствие детей может быть трагедией, другим же может доставлять радость отсутствие заботы о детях, отсутствие необходимости тратить на них своё время и финансы. То же можно сказать и о душевной близости с единственной любимой личностью, и об интимной близости с постоянным партнёром. Для одних жить с любимым человеком всю жизнь – счастье, а для других, имеющих иные представления о счастье и иные цели в жизни, это – тюрьма. Ведь кому-то дороги холостяцкие привычки и возможность единолично распоряжаться свободным временем и материальными возможностями, да и невозможно запретить мечтать о множестве половых партнёров разного возраста, национальности и пола. Тогда «минусы» семейной жизни для такого человека перевесят «плюсы», и после угасания природных чувств, воспринимать брак он будет как тюремное заключение.

В последнее время «минусы» семейной жизни больше стали перевешивать «плюсы» из-за навязывания потребительского стереотипа мышления бизнесом – пропагандируются эгоистические желания и постоянно подстёгиваются потребительские мечты: попробовать, приобрести, воспользоваться новыми услугами и т.п. На фоне этого семейные ценности постепенно отходят на второй план, на первый же выходят потребительские ценности. Причём, потребление пропагандируется и в интимной жизни, к примеру, материально обеспеченным одиноким «самцам» и «самкам», «гламурные» покупки и «дегустация» случайных половых партнёров заменяет супружескую любовь и семейное счастье («Секс в большом городе»).

После сексуальной революции и эмансипационного движения женщин получилось так, что большинство секс-нововведений ориентировано на одиночек либо на временных партнёров (гражданских супругов, в том числе). Это объясняется сравнительной ограниченностью сексуальной свободы настоящих супругов в результате, во-первых, постоянства полового партнёра, а во-вторых, - недостаточности у супругов времени на секс, так как много супружеского времени «забирают» бытовые проблемы, заботы о семье и о детях.

Кроме того, супругам не получается отдаться беспечному, самозабвенному и эгоистическому сексу, как это могут себе позволить одинокие личности, ищущие сексуальных приключений во время отдыха от работы, которой они «отдаются целиком». Поэтому супруги, привыкшие с раннего возраста к развлекательному сексу с чередующимися партнёрами, через пару лет брака испытывают разочарование, ведь супружеский секс отличается от привычной для них сексуальной свободы и безответственности холостых партнёров. К тому же теряется эффект новизны и хочется, как раньше, поменять партнёра для свежести чувств. И чаще всего первым испытанием для молодожёнов (не считая потери времени и средств на вечеринки, друзей и подруг) становится запрет на половое сношение до и после рождения первенца.

Пылкие плейбои по-инерции бросаются на поиск прежних партнёрш и проституток или завязывают случайные связи, что нередко становится началом конца их брака. Молодые матери в свою очередь тоже особо стараются не вникать в мужские проблемы, связанные с временным воздержанием. И только душевно близкую пару эти проблемы приводят не к отчуждению, а к сближению, доказывая, что они умеют уважительно относиться к потребностям и возможностям друг друга, а также - сообща принимать компромиссные решения. Посильная помощь мужа (частичное «перекладывание на свои плечи» женских обязанностей) в этот период помогает войти в положение своей половины и не даёт обижаться и требовать секса.

Если в гармоничной семье все «минусы» брака с лихвой покрываются супружеской любовью и семейным счастьем, то дисгармоничный брак душевно далёких и одиноких супругов, связанных лишь природной страстью, довольно скоро превращается в один сплошной «минус». Ведь после ухода бесконечно сближающей природной любви, супруги становятся такими же чужими, какими они были до вспышки природных чувств, соединивших их. А таких супругов, ставших чужими и независимыми, начинают раздражать не только особенности характера, поведения и социальный статус, но даже и физиология (внешность, запах) бывшей половины. Хотя в ней совсем недавно «души не чаяли», правда, под влиянием страстной природной любви, то есть под действием «розовых очков», «одолженных на год» Природой.

Подобное раздражение может перерасти в ненависть, в обиду за свою прошедшую любовь и за несбывшиеся надежды на счастливое совместное будущее. Естественно, что с чужой раздражающей личностью, с которой не осталось душевной близости, трудно жить вместе «под одной крышей», когда вокруг ходят «потенциальные половинки», с которыми можно связать надежду на счастливое будущее. Поэтому в дисгармоничном браке супруги от такого душевного одиночества и «груза» обязательств ощущают себя как в тюрьме, в которую по непонятным для них причинам превратился их брак. И понимая это, трудно осуждать одного из супругов за попытки найти вне брака счастье или временное забвение от душевного и физиологического одиночества.

После окончания срока природной любви, если нет достаточной душевной близости, во взаимоотношениях супругов появляется холодность, а позже и ненависть, усиливаемая банальным отсутствием культуры. Естественно, что супруги, ставшие чужими, ведут по отношению друг к другу как с чужими. Правда, взаимные обязательства и общий быт в браке не дают отвернуться друг от друга, как от чужих людей. Но без личностной, душевной близости такой брак нередко превращается в клетку, в которой насильно держат обоих. Это подсознательно ощущаемое насилие над собственной личностью приводит к насилию над личностью своей половины, причём, в степени, зависящей от собственного культурного уровня.

Насилие над личностью своей половины может быть, как физическим, так и психическим. К счастью, физическое насилие распространено не так сильно, да и всегда можно рассчитывать на закон в случаях рукоприкладства, изнасилования и жестоких физических наказаний. Поэтому терпеть такое могут только очень «забитые» и «тёмные» половины, которыми традиционно являются женщины в патриархальных странах и странах, где разрешены гаремные семьи. Ведь согласно традициям отец семейства является хозяином жены и детей и может поступить с ними, как ему заблагорассудится, вплоть до убийства из-за непослушания или измены.

В наше время стереотипы насильственного поведения постепенно сглаживаются из поколения в поколение, благодаря повышению общего уровня культуры населения, чего нельзя сказать о психическом насилии над личностью своей половины и общих детей. Такие традиции и привычки оказались довольно живучими, так как в большинстве семей сохраняется отсутствие равноправия: полового, сословного и материального.

Отсутствие полового равноправия уже упоминалось – муж является хозяином жены и детей. Что же касается отсутствия прочих форм равноправия, то - тоже традиционно – более богатые и более «благородные» или стоящие на сравнительно высокой социальной ступени считаются хозяевами своих небогатых или менее «благородных» из-за происхождения и национальности, половин. Причём, половая принадлежность уже не учитывается, ведь издревле существовали и матриархальные традиции.

Психическое насилие над личностью своей половины и детей обычно выражается в контроле над их поведением и в соответствующих наказаниях. Контроль, в свою очередь, приобретает вид наставительных рекомендаций и ограничений: «Много ешь!», «Много пьёшь!», «Много куришь!», «Много времени уделяешь хобби!», «Много тратишь, не экономишь воду, газ, свет, тепло и т.п.!»

Постоянные замечания и «тыканье носом», вызывающие раздражение, чувство унижения и потери собственного достоинства, мало кто может долго терпеть. Накопление отрицательных эмоций приводит к обиде и ненависти, «выливающихся» в «беспричинные» скандалы, поводом к которым может стать любая мелочь, ставшая каплей, переполнившей чашу терпения. Часто это происходит в состоянии алкогольного опьянения, когда слабеет самоконтроль, заставляющий терпеть, и усиливается чувство собственного достоинства, вернее, гасится осторожность. В таком состоянии легче высказывать потаённые обиды, пытаться «выяснить правду», добиваться справедливости и оскорблять друг друга. И часто это – не беспочвенные обвинения, ведь, «что у пьяного на языке, то у трезвого на уме».

Взрывы накопленных отрицательных эмоций происходят в семьях, в которых отсутствуют: личностная близость, взаимоуважение, взаимопонимание и стереотипы бесскандального разрешения конфликтных ситуаций. Часто эти взрывы, особенно в равноправных семьях, носят периодический характер и разряжают обстановку до очередного накопления отрицательных эмоций. И нередко даже любящие супруги, но с низким уровнем культуры, копят и разряжают друг на друге отрицательные эмоции. Некоторые даже периодически устраивают специфические сцены примирения, которые, как ни странно, сближают их, хотя трудно понять, как они «проглатывают» взаимные оскорбления и даже побои во время бурных скандалов.

Для природного (животного) понимания любви, секс естественен после «обнюхивания», которое сейчас заменяется поцелуем «взасос», часто - пьяным. Для любви же, которая может стать основой для создания семьи, «скоростной» секс, в основном, препятствует душевному сближению. А без душевной близости, как уже говорилось, брак обречён на «краткосрочность». Но, к сожалению, большинству в современном обществе ближе животное понимание любви, при котором супружеская интимная близость (только с одним партнёром) воспринимается как «минус».

Дезориентацию в понимании влюблённости, любви и зова пола можно проиллюстрировать подростковым вопросом, прозвучавшим в одном современном телефильме: «А Вы любили когда-нибудь? не так, чтобы трахаться, а по-настоящему?». И это – результат «пущенного на самотёк» полового воспитания, которое, приходится признать, было ущербным и до сексуальной революции, но «в сторону запретов и запугивания». Естественно, что после эмансипации женщин и большей личностной свободы обоих полов «перегиб пошёл» уже в другую сторону, из-за чего абстрактно-романтическое восприятие любви сменилось отождествлением её с зовом пола (sex appeal).

К сожалению, сексапильность стала уже критерием притяжения к себе, а не личностные качества, душевно сближающие возлюбленных на долгие годы. А ведь без такой личностной любви (принято говорить - платонической, хотя означала она изначально лишь однополую мужскую любовь Платона и Сократа), без трепетных и романтических взаимоотношений, возлюбленные, связанные, в основном, сексом, становятся просто любовниками, а на такой базе не сохранить в браке душевную близость на долгие годы. К тому же, если сексапильность считать критерием для вступления в брак, то всегда можно встретить вне брака более сексапильную особь и тогда брак будет восприниматься как ограничение свободы и принуждение. Соответственно, супруги, неудовлетворённые приевшейся половиной, потерявшей от этого сексапильность, будут «голодными глазами» смотреть на более сексапильных представителей противоположного пола.

Если пару соединил лишь секс, и половое удовлетворение стало первопричиной, то брак им рано или поздно наскучит. Дело в том, что доступный (развлекательный и дегустационный) секс быстро приедается и, хотя поначалу это приводит к поиску сексуального разнообразия внутри пары, со временем искать приходится уже вне её – менять партнёра или экспериментировать с возрастом, полом, расовой принадлежностью и количеством партнёров. Поэтому с появлением большого количества дисгармоничных, но материально обеспеченных, а также так называемых гражданских браков, появился спрос на свингерские клубы, в которых супруги, не сумевшие достичь гармонии в браке, пытаются сблизиться через совместное внебрачное сексуальное разнообразие. Такая близость больше похожа на дружескую, когда друзья вместе «снимают» проституток.

Нередко супруги пытаются достичь гармонии в браке с большой разницей в возрасте, и не всегда это преследует меркантильные интересы. Ведь, в принципе, молодожёны (даже если одному из них за 50) вполне могут испытывать настоящую взаимную любовь. Но, так как она - природная, проблемы из-за уровня развития и возрастных интересов, а также из-за социального несоответствия, могут привести пару к дисгармонии и отчуждению после окончания срока природной любви. Поэтому у таких супругов шансы стать счастливой семьёй мизерны, правда, старшему супругу нередко «удаётся» уйти из жизни вполне счастливым ещё до отчуждения.

Дисгармоничные браки своей распространённостью подчёркивают, что не всегда оправдано слепо доверять своим чувствам, ведь они могут и «подложить свинью». Вернее, нельзя считать любовь самым важным аргументом, «перевешивающим» все остальные, включая и логичную оценку перспектив. Ведь взаимная природная любовь – лишь необходимое условие для гармоничного брака, она, скорее, шанс, нежели гарантия. Мало того, нужно ещё и уметь отличать влюблённость от зова пола и от томления сексуальной неудовлетворённости, чтобы инстинкты не «взяли верх» над сознанием, ставя в вопросах любви на первое место секс.

Супругов подстерегают трудности, уводящие их от семейного счастья и супружеской любви не только со стороны инстинктов, традиций и воспитания, главная трудность в том, что в семейном счастье не заинтересовано общество. Ведь счастливые супруги не могут работать с той же отдачей, отдавать столько же времени и сил работе и делать карьеру так, как это делают холостые и одинокие в браке супруги, стремящиеся к эгоистическим целям. К тому же, счастливым супругам трудно рисковать и жертвовать семейными интересами во имя общественных, часто противоречащих семейным. Не говоря уже о том, что счастливые супруги не так как остальные люди поддерживают экономику.

Дело в том, что им сравнительно мало надо, вернее, у них уже есть самое главное в жизни, поэтому им незачем жертвовать многим ради достижения каких-то эгоистических целей и тратить время, материальные возможности и силы на поиски абстрактного счастья, зачастую – мещанского, суррогатного или эскейпистского. Им всё это не нужно, так как они уже имеют представление о простом человеческом счастье, которое к тому же не имеет такого «срока годности» как счастье инстинктивной любви, подаренное природой на время.

В отличие от счастливых, несчастливые супруги больше концентрируются на карьерном росте или на «чистоте и порядке в доме», «забивая» этим всё своё свободное время. К тому же они, либо «заводят» внебрачных партнёров, либо покупают разовые услуги проституток, жиголо. Супруги же, ограниченные в средствах, но тоже неудовлетворённые браком, ищут «истину в вине», пытаясь заглушить боль от крушения надежд на счастье с любимым человеком. А кто-то из душевно одиноких в поисках «душевного успокоения» попадает в сети различных сект. Остальные же ищут и находят иные способы, компенсирующие отчуждение от своей половины, нередко – и от семьи.

Самые решительные супруги, не желающие больше терпеть дисгармоничный и мучительный брак, затевают судебную тяжбу по разделу имущества и детей. Но после развода, обжегшись на неудачном браке, они уже боятся вступать в новый брак и живут часто в так называемом гражданском браке, сохраняя свою личностную независимость, что делает их новые взаимоотношения больше партнёрскими, нежели супружескими, характерными для любящих половинок пары.

Большинство современных супругов, вступивших в официальный брак, к сожалению, живёт в дисгармоничном «коммунальном браке», как соседи, вынужденные терпеть друг друга. Они ведут «коммунальное» (кое-что общее, в том числе и дети) хозяйство и сохраняют независимость сторон и личные интересы. Нередко супруги даже «притираются» за долгие годы настолько, что принимают своё состояние неустойчивого равновесия за семейное счастье. В подобных браках супруги могут прожить всю жизнь, так и не испытав счастья супружеской любви. Но в условиях сравнительно высоких материальных возможностей в любой момент может быть разрушена такая псевдогармония повышенной вероятностью влюбиться вне брака, и тогда неблизкие супруги ради любви будут готовы пойти на любые жертвы, и в первую очередь – расторгнуть брак.

Но только небольшому проценту супругов, живущих в дисгармоничном браке, везёт найти свою половину и снова (нередко – в первый раз) испытать счастье взаимной любви и, учитывая отрицательный опыт предыдущего брака, «бросить все силы» на достижение гармонии в новом браке. Такие возлюбленные без сомнений покидают неудачную семью, оставляя детей и отдаваясь новой семье полностью. Но иногда ошибки и прежние стереотипы поведения не дают и в новом браке испытать счастье супружеской любви. А чаще всего, «исчерпав срок годности» внебрачной любви и с горечью признав, что «хрен редьки не слаще», «блудная» половина возвращается в прежнюю семью и продолжает жить, но уже с «обрезанными крыльями», разуверившись в возможности испытать счастье в браке и «доживая» с ощущением «нашкодившей собаки».

Конечно, у живых людей не бывает стопроцентного совпадения с классификацией по группам, и в каждом конкретном случае поведение больше вероятностное - одновременно карьера и любовницы, алкоголь и внебрачный секс, любовь к детям, привязанность к собственной матери и ненависть к бывшей половине и т.п. Ведь, как известно из геометрии, кратчайшее расстояние между двумя точками – прямая, а различных кривых, соединяющих эти точки, можно провести бесчисленное множество, поэтому-то и «…каждая несчастливая семья несчастна по-своему».

В неполных и дисгармоничных семьях дети страдают во всех случаях: живя в семье родителей, ненавидящих друг друга, будучи вынужденными любить родителей по-отдельности, либо испытывать привязанность к одному и ненависть к другому. Но хуже всего то, что они не получают стереотипов поведения, необходимых для создания в будущем собственной счастливой семьи. И этот рок, преследующий их всю жизнь, имеет не мистические причины, а вполне банальное отсутствие правильного семейного воспитания, которое может дать только атмосфера счастливой родительской семьи. А так как подобная атмосфера – дефицит, то при поисках первопричин неудач в браке возникает вопрос о начале интимной жизни: «Является ли секс необходимым атрибутом любви?», ведь именно добрачный секс закрепляет неверные стереотипы интимного поведения.

Ответить односложно трудно, но не из-за того, что ответов нет, а из-за сложности нахождения понимания у большинства. Ведь если у родительского поколения нет чётких позиций в этом вопросе, как можно требовать понимания и оптимального поведения у подростков и молодёжи? Если родители сами снабжают дочерей-подростков презервативами, считая добрачный секс нормой, то чего они ждут от них? Разумеется – лишь бы не беременность, которая осложнит жизнь всем и «уронит имидж» семьи.

В последнее время роль зова пола в мировоззрении (в воспитании) существенно усилилась, «благодаря» идеалам и стереотипам мышления и поведения, навязанным массовой рекламой товаров и услуг. Именно реклама ежедневно внушает детям и подросткам важность внешней привлекательности, навязывая идеалы продавцов собственной внешности, то есть, воспитывая потенциальных проституток. Такая реклама доводит до абсурда поговорку «В здоровом теле здоровый дух», заставляя настолько связывать все свои мечты с достижением идеальной внешности, что для «здорового духа» уже почти не остаётся места. Да и соревноваться в достижении «здорового духа» достаточно трудно, в то время как «здоровое тело» можно выставлять напоказ и гордиться, даже если красота и здоровье - врождённые.

Молодёжи при современном уровне пропаганды сексапильности трудно понять, как себя вести и к чему стремиться. Вернее, за неё уже всё решил «большой бизнес». И если инстинктивная гиперсексуальность мужской половины подростков в течение последних веков сдерживалась целомудренным поведением женской половины (правда, лишь в приличных кругах, ведь девки всегда были доступными), то при современной «сексуализации» общества девушки становятся доступными для секса уже в подавляющем большинстве. А это приводит к ранним половым связям, которые, в основном, связаны не с любовью, а с экспериментами в области получения эгоистического удовольствия и с желанием жить взрослой жизнью. Соответственно, с подросткового возраста в сознании закрепляются стереотипы бездушного секса: дегустационного, спортивного и «коммерческого».

Когда секс ассоциируется не с любовью, а становится лишь одной из форм эгоистического удовлетворения, с такими стереотипами и привычками супружеская жизнь воспринимается как пресная замена эмоциональному холостяцкому сексу. И нередко молодые супруги считают супружескую интимную жизнь неполноценной, противопоставляя её эмоциональному сексу с новыми партнёрами, который новизной тел подстёгивает инстинкты. И часто именно из-за этого супруги, рано начавшие половую жизнь и привыкшие к сексу с различными партнёрами (любовники, случайные связи и проститутки), вместо того, чтобы наладить половую гармонию в браке, по привычке ищут решения интимных проблем и сексуального разнообразия во внебрачных связях.

Разумеется, это приводит к отчуждению супругов, так как вместо того, чтобы сделать их единомышленниками, сообща налаживающими гармонию супружеской интимной жизни, превращает в конкурентов, ищущих личное эгоистическое половое удовлетворение. Конечно, половое удовлетворение в браке – одно из основных условий супружеской гармонии, но всё же душевная близость важнее, так как она помогает гармонизировать и интимную жизнь тоже. К тому же в ходе поисков сексуальных развлечений как-то забывается, что интимная жизнь супругов – не сексуальное «обслуживание по высшему разряду», как думают многие, в том числе и молодые проститутки, надеющиеся найти мужа «по месту работы». А с профессиональным владением техники секса можно стать, разве что содержанкой и любовницей, что является всего лишь другой, долгосрочной формой проституции.

Одного секса недостаточно, чтобы жить «душа в душу» всю жизнь, и никакие сексуальные ухищрения не могут надолго объединить пару, если в их взаимоотношениях нет душевной близости, равноправия и восхищения не только телом и деньгами, но и личностью своей половины. Но у современной общественной морали иной взгляд на взаимоотношения полов, и даже делаются попытки доказать естественность однополой любви, хотя объяснить, в чём тут интерес Природы (естественность) доказать вряд ли удастся когда-нибудь.

Так как основу, базу межличностного сближения возлюбленные могут создать лишь через лучшее понимание друг друга, в чём им помогает Природа, то, идя альтернативными путями, можно лишь «построить шаткий фундамент» семьи. То есть, если интимная жизнь опережает углубление душевной близости, точнее, когда секс опережает совместное желание вступить в брак, тогда взаимоотношения возлюбленных начинают развиваться, в основном, в «сексуальной плоскости». Из-за чего инстинктивное желание получить с возлюбленным половое удовлетворение затруднит личностное сближение, превращая возлюбленных в сексуальных партнёров и закрепляя в них не те стереотипы мышления и поведения, благодаря которым природная любовь переходит на высшую ступень – человеческую любовь.

Зов пола, притягивающий возлюбленных и молодожёнов друг к другу, «заставляет» идеализировать свою половину, внушая, что этот человек – самый, самый, самый, и не даёт сознанию сомневаться в этом. Такая идеализация в народе называется «розовыми очками». Это их «надевает» Природа на влюблённых, помогая им стать максимально близкими и родными, даже если они абсолютно не подходят друг другу и у них нет перспектив создать гармоничную семью. Впрочем, Природа такой целью никогда не задаётся, ей просто нужно соединить пару физиологически подходящих людей для зачатия и продолжения рода. В то время как для создания гармоничной семьи нужна личностная, душевная близость, отличающая возлюбленных от остального животного мира во время гона, в том числе и от людей с низким культурным уровнем, которые руководствуются только животными инстинктами.

Начиная с середины прошлого века, когда общество «открыло для себя» оргазм, его роль стала как-то чересчур «выпячиваться», и оргазм стал считаться высшей стадией полового удовлетворения. В принципе, так оно и есть, но с одной лишь оговоркой – высшая стадия животного полового удовлетворения, ведь оргазм – это просто «природное вознаграждение за вклад в дело продолжения рода», и доступен другим животным. Ведь оргазм – всего лишь разрядка полового возбуждения. Поэтому понятие «высшая стадия» никак не характеризует взаимоотношения пары, доставляющей друг другу это сладострастное чувство. Не говоря уже о том, что достичь оргазма можно и в одиночку.

Поэтому, не учитывая человеческой составляющей полового удовлетворения и ставя достижение оргазма на первое место в интимных взаимоотношениях, люди, фактически, вводятся в заблуждение и стремятся к ложной, но естественной, животной цели. Ведь, заострив внимание на оргазме, можно легко потерять смысл супружеской интимной жизни. И если целью брака считать достижение оргазма и продолжение рода, то для чего вообще нужна семья? Достичь оргазма можно и в случайных случках, причём, и однополых, что, фактически, и делают резко пополнившие свои ряды секс-дегустаторы и бисексуалы. Кроме того, оргазм можно испытать и в садистских, и в мазохистских, и в педофильных, и в некрофильных, и в насильственных (изнасилование) актах, о которых говорить, как о высшей стадии, просто неприятно, так как получается, что все эти формы сексуального удовлетворения приводят к достижению «высшей стадии» - чего-то светлого и радостного. Это как-то не вяжется с вышеперечисленными актами, которые подпадают под понятие «психо-сексуальное отклонение».

Что же касается продолжения рода, то и этому инстинкту можно потакать по-животному, скажем, как кукушка, как хорёк или крокодил… то есть без брака, тем более – моногамного. Но гармоничный брак – это не инстинктивная связь ради достижения оргазма и продолжения рода, а способ достижения человеческого счастья супругами со сравнительно высоким уровнем развития. Поэтому для любящей супружеской пары недостаточно только оргазма для полного полового удовлетворения, которое, кстати, доступно лишь душевно близкой паре, связанной супружеской любовью.

Как уже подчёркивалось, большую роль во взаимоотношениях полов играет женская половина общества. И часто вынуждает поддаться инстинкту самки, не подумав о последствиях и согласиться на секс, не только упущение в родительском воспитании, но и мораль среды обитания, не говоря уже о современной общественной морали в целом, которая через СМИ постоянно прямо и косвенно внушает, что секс с понравившимся человеком – обычное дело. И миллионы девушек, поддавшись такой пропаганде, рано начинают половую жизнь, становясь не только доступными для секса, но и провоцируя ровесников, которым «только разреши». Соответственно, девушки, вместо того, чтобы стать барышнями и хранить свою девственность и чувство собственного достоинства, превращаются в доступных девок, в «тёлок».

Кстати, мало кто задумывался над подобной зоологической характеристикой девушек. А ведь подобные жаргонные, присущие молодёжной субкультуре, словечки «пришли» из зоофильного сельского прошлого, когда подросткам «предоставляли» доступные сексуальные услуги тёлки, козы, овцы, сучки и прочие самки домашних животных. Из-за этого вместе с доступностью, к девушкам перешло и презрительное отношение к самкам, ведь в механическом удовлетворении нет любви, на самках ведь не женятся, а только презрительно «отшвыривают, получив половое удовлетворение».

Такое отношение к представительницам противоположного пола не остаётся без «взаимности», поэтому и сами женщины, привыкшие с подросткового возраста к сексу, недалеко «отходят» от оценки парней. Ведь они оценивают юношей и мужчин лишь как сексуальных партнёров: по ягодицам, мышцам и длине полового члена, в крайнем случае, по кошельку, нередко называя козлами.

Доступность ровесниц, не говоря уже о платных услугах проституток и домогательствах зрелых женщин, развращает парней, «подыгрывая» их инстинктивной гиперсексуальности. Впрочем, доступность девушек становится причиной и их собственных драм и трагедий, пополняя ими ряды матерей-одиночек, с горечью вопрошающих: «Куда делись настоящие мужчины?» Но довольно трудно объяснить доступным женщинам (без комплексов, как они себя называют), что именно такие как они превратили парней в самцов, оценивающих их лишь как сексуальных партнёрш и смотрящих на них без уважения и нежности. И именно эта доступность девок приучила парней с подросткового возраста к партнёрскому, развлекательному сексу, который формирует стереотипы мышления и поведения, характерные только для любовников. Да и старшему поколению трудно объяснить, что это именно несколько поколений матерей-одиночек вырастило инфантильных, эгоистичных мужчин, нередко имеющих к тому же «расплывчатую» сексуальную ориентацию.

На протяжении последних веков, когда религией были «преданы анафеме» знания о технике секса, задумывающимся о супружеской гармонии казалось, что для супружеского счастья достаточно владеть техникой секса, знать Камасутру. Но когда эти знания стали доступны широкому кругу, они «пошли впрок» не столько супругам, сколько индустрии продажной любви, так как для общества потребления секс стал развлекательным и дегустационным, а для потребителя важно только разнообразие и постоянное обновление товаров. А ведь при таком мировоззрении даже самая красивая и «технически подкованная» супруга будет уступать новой «игрушке», ведь девиз потребителя – «Новое, значит лучшее». Это ежеминутно внушается людям, причём, не только рекламой товаров и услуг широкого потребления, но и прямой и косвенной рекламой индустрии продажного секса.

При широком распространении знаний о сексуальной технике и увеличивающейся экономической независимости женщин стало уже затруднительно сохранять дисгармоничный брак душевно далёких супругов. Хотя формально такой брак вполне можно было бы сохранить, как это делается обычно, либо, «гася» половой инстинкт чрезмерной физической нагрузкой и алкоголем, либо тайно удовлетворяя свои половые потребности вне брака. Некоторые же «продвинутые» супруги, живя в так называемом дружеском, «открытом» браке, хотя тоже удовлетворяют свою половую потребность вне брака, но делают это уже с ведома своей «половины». То есть супруги вместе посещают свингерские клубы, в которых оба могут найти половых партнёров и даже удовлетворить свою потребность в групповой или бисексуальной случке.

Практицизм всегда присутствовал в вопросах основания семьи в традициях и обрядах: свадьба, приданое, калым и т.п. Но так как в настоящее время люди стремятся не только к инстинктивному продолжению рода, но и к семейному счастью, вполне логично встаёт перед заключающими брак вопрос: «Есть ли выгода от семейного счастья?» Правда, такая постановка вопроса была бы бессмысленной и даже – идиотской, если бы имелся в виду истинный смысл слова «выгода». Ведь глагол выгадывать означает, сделать правильный выбор, получить какую-то пользу. Но справедливость вопроса станет очевидной, если учесть, что в настоящее время под выгодой почти однозначно понимают экономическую, материальную и социальную личную выгоду. А при таком понимании семейное счастье оказывается «экономически нецелесообразным», особенно при современном туманном и где-то мистическом понимании человеческого счастья в целом, и семейного в частности.

«Традиционно» люди субъективно связывают собственное счастье с тем, чего пока не смогли достичь, с тем, что мечтают иметь, будь то товары и услуги, половой партнёр или очередная ступень на социальной лестнице. И видят своё счастье не столько в достижении цели, сколько в процессе стремления к ней и в предвкушении её достижения: «Вот стану я кем-то, вот будет у меня что-то, вот добьюсь я кого-то, и… счастье «привалит». А ведь не задумываясь, не оценивая трезво поставленные цели, можно потратить жизнь на достижение цели, которая может привести лишь к разочарованию. Ведь фанатичное стремление к нереальным и эгоистическим целям, хотя и может «держать в тонусе» и помогать в достижении «социальных высот», но часто является самообманом, сходным по смыслу с восточным бесконечным самосовершенствованием, когда абстрактная цель заменяется изнурительным стремлением к ней, не давая задумываться о смысле её достижения.

С другой стороны, после достижения более простых и реальных эгоистических и зачастую примитивных целей приходится связывать достижение собственного счастья уже со следующей, не достигнутой пока целью, тоже особо не задумываясь об истинности этих целей, ведь вечная гонка постепенно сама становится целью и в чём-то заменяет счастье. Но если какой-либо случай заставит задуматься, это может привести к разочарованию, причём, не только в целях, но и в жизни вообще.

Быстрее всего «останавливаются» и задумываются успешные люди, способности которых востребованы обществом и высоко ценятся (в социальном и денежном эквиваленте). Задумавшихся и решивших остановиться, вернее, «перейти на параллельную дорогу», называют дауншифтерами, людьми, переставшими быть рабами карьерного роста и начавшими работать для удовольствия, а не ради денег и карьеры. Правда, к неудачному браку, ставшему последствием прежнего увлечения карьерой, они редко возвращаются и, либо остаются холостыми, либо создают новую семью, счастье в которой нередко затрудняется их прежними стереотипами. Просто человек, сумевший вовремя пересмотреть свои цели, в состоянии пересмотреть и изменить и собственные стереотипы.

К сожалению, успешными, вернее, богатыми становятся не всегда люди с высоким культурным уровнем и творческим отношением к жизни, нередко это просто люди, которым повезло оказаться в нужное время в нужном месте и удалось достичь материального уровня, до которого массе окружающих не достичь и за всю жизнь, даже при интенсивной работе. И такие как они, которых раньше называли нуворишами, обычно не имеют чёткого представления о семейном счастье, поэтому им приходится стремиться к всё более экзотическим целям, нередко опасным не только для себя, но и для окружающих. В народе говорят о них: «С жиру бесятся», но это – всего лишь поиски счастья в тупиковых направлениях, ведь эти цели часто лишь отдаляют их от простого человеческого счастья, а каждый человек достоин быть счастливым. Дезориентация же в поисках – вина не личностей, а общества в целом, которое навязывает ложные приоритеты и цели.

В отличие от всех остальных, пары, которым случайно удалось достичь семейного счастья, ценят то, что имеют и не стремятся к эгоистическим экзотическим развлечениям, ведь у них уже есть всё, что надо для счастья. А доступные им сравнительно широкие материальные и социальные возможности они могут позволить себе использовать на общественно-полезные деяния, но «голодным» и завистливым этого не понять, ведь те всю жизнь проводят в гонке за материальным и социальным благополучием, часто жертвуя даже интересами семьи.

Но вернёмся к понятию «выгода», которое однозначно воспринимается как материальная, в крайнем случае - социальная. При таком понимании, семья просто не выгодна, ведь, во-первых, нередко мешает карьере, отнимая время, которое можно было бы потратить на карьерный рост. Во-вторых, семья – это лишние материальные затраты, ведь те деньги, которые можно было бы потратить для получения собственного удовольствия, приходится отдавать семье. А в-третьих, супруги ограничены в сексуальном разнообразии, так как сексуальные фантазии включают в себя разнообразие в «дегустации» новых партнёров, ориентируясь на их количество, пол и возраст. Плюс к этому – семья ограничивает интимную жизнь «во времени и пространстве», ведь супруги не могут в любой момент и в любом месте заняться сексом.

Впрочем, для душевно близких супругов это и не так важно – их удовольствие друг от друга заключается не в количестве и разнообразии форм секса, а в близости и любви, высшей стадией которой и есть секс, о чём уже как-то забылось, ведь «в моде» животный секс. К тому же счастливые супруги понимают, что больше любишь и получаешь удовлетворения не оттого, сколько получаешь, а оттого, сколько отдаёшь, а этим, в отличие от эгоистического и потребительского отношения к людям и к сексу, пресытиться невозможно. Ведь желание получить – безгранично, а желание отдать ограничено собственными возможностями, поэтому в гармоничных, счастливых семьях супруги до последних дней жизни продолжают испытывать любовь и нежность к личности и телу своей половины.

Однако гармоничных браков встречается мало, не из-за того, что супружеским парам на каждом шагу встречаются препятствия, ведь те же самые проблемы могут, как развести, так и сплотить супругов. Причины проблем не столько в случайном стечении обстоятельств, сколько в «наложении» на них индивидуальных стереотипов мышления и поведения, то есть привычек, полученных от родителей и «заработанных» супругами до брака. Поэтому только необходимые гамологические знания, полученные до «запуска механизма» инстинктивной любви в результате родительского воспитания и самовоспитания, могут помочь влюблённым стать единомышленниками и сообща сделать правильный выбор - «свернуть в нужную сторону» на постоянно возникающих жизненных развилках. Такие знания вместе с взаимной природной любовью и душевной близостью помогут супругам избежать многочисленных драм и трагедий, подстерегающих их на пути к семейному счастью, и наслаждаться супружеской любовью «до гроба» и её плодами – детьми, что и означает простое человеческое счастье.

<<< Назад

1998-2017© Все права защищены! Любое копирование без разрешения автора запрещено!
www.gamology.info | gamology@mail.ru